ПАРТИЯ
ИСТОРИЯ
"В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!"
"В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!"

СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

В президиум В.Ц.И.К.

Двадцатого сентября т. г. трое из политических заключенных Ярославской Каторжной тюрьмы т. т. Либерова-Гольдин (с.-р.), Закгейм (бесп.) и Шеенсон (бесп.) и 21 сентября тов. Макушина (с.-р.) получили постановление коллегии Г. П. У. о ссылке их в отдаленные места России на сроки от 2-х до 3-х лет. 21 сентября всем четырем представителям Ярославского Г. П. У. было предложено приготовиться к ссылке «в течение 24 часов»… «Поспешность», с которой органы Г. П. У. приводили в исполнение столь «справедливый» приговор, не могла не удивить не только товарищей, предназначенных в ссылку, но и вообще всех заключенных политического изолятора. Все ссылаемые были арестованы в Москве, в летнее время, в засадах или на улице, и не захватили с собой в Ярославль не только теплой одежды, необходимой для жительства в суровом климате Северной России (т. Закгейму например, местом ссылки назначены ледяные пустыни Печорского Края, находящегося около полярного круга), но и вообще какого-либо имущества ( у тов. Закгейма не было, например, ни обуви, ни одеяла).
Между тем, член коллегии Г. П. У. Андреева и заместитель ее Герцман летом, а следователь Г. П. У. – всего лишь 29 августа текущего года неоднократно заявляли заключенным Кисельной, Таганской и Ярославской тюрьмы, что лицам, отправляемым в ссылку, будет представлена возможность не только получить перед ссылкой вещи на дому, но и прощальное свидание с родными и близкими. В отношении товарищей, отправляемы в ссылку из Московских тюрем, эти заверения мертвой буквой не остались и эту возможность они в свое время получили. Тем страннее и чудовищнее казалось это «исключение», которое допускалось в отношении указанных товарищей, не говоря уже о том, что даже старое самодержавие не решалось лишать политических заключенных самых элементарных прав – права на прощальное свидание и получение вещей, нужных для ссылки.
Рассматривая вопрос о ссыльных четырех товарищах, как вопрос общий, касающийся вообще всех ссылаемых и вновь вводимого института ссылки, как такового, заключенные в политическом изоляторе С.-Р. и меньшинства п.с.р., С.Д. и беспартийные, арестованные «по делу С.-Р.», сочли для себя необходимым через своего старосту протестовать (заявление, поданным в коллегию Г. П. У. от 20 сентября) против акта совершенного бессмысленной жестокости, которую допускает Г. П. У. по отношению к отправляющимся в ссылку товарищам, и требовать гарантии, чтобы каждый ссылаемый получил возможность воспользоваться теми правами, о которых так широко декларировали официальные представители центральных органов П. Г. У.
В ответ на это был получен совершенно не мотивированный отказ… После такого слишком «предупредительного» отношения органов власти к законным нуждам заключенных, последним ничего не оставалось, как заявить, что, до выполнения выставленных ими требований, (которые основывались на практике ссылки заключенных из Московских тюрем Кисельной и Таганской) они поддержат т. т., отказавшихся добровольно следовать в ссылку при таких условиях.
В ответ на это заявление в помещение одиночного корпуса тюрьмы был введен вооруженный отряд чекистов под личным руководством председателя Ярославского отдела Г. П. У. Когда непосредственные угрозы «расстрела» не оказали желанного действия на заключенных, чекисты, бросившись на них, произвели над ними дикое насилие, не пощадив ни стариков, ни женщин…
В результате этого «лихого» дела, в котором лично принимал участие и председатель Ярославского отдела Г. П. У. (собственноручно, например, ломал пальцы у заключенной Фанни Бухтер, с.-р.), ряд товарищей получил увечья и повреждения.
Особенно сильно пострадали: рабочий Крюков (с.-р.), у которого надломлено ребро, разбита нога и почти все тело в кровоподтеках, и эсерки Бухтер, Кочергина и Котова.
В формах самого гнусного издевательства и глумления агенты Г. П. У. чинят насилия над социалистами и беспартийными, заключенными в Ярославской тюрьме.
«Победа» над ними дала повод местному Г. П. У. идти и дальше в своих глумлениях над политическими заключенными, нарушая установившийся до того порядок: упразднение старостата, постоянное закрытие камер и т.д.
Ставя об изложенном и известность В. Ц. И. К. мы, заключенные в Ярославской Каторжной тюрьме с.-р., меньшинства п.с.р., С.-Д. и беспартийные, заявляем свой решительный протест против насилий, глумлений и издевательств, чинимых над нами, заключенными, заявляем, что мы не примиримся с каторжным режимом, устанавливаемым в советских тюрьмах и ни в коем случае не согласимся на уничтожение старостата (право, которым политические пользовались при старом режиме). В случае дальнейших повторений издевательств над заключенными вообще и социалистами в частности, вся ответственность за таковые падет на орган центральной власти.
По поручению 19 с.-р., меньшинства п.с.р., с.-д. и беспартийных, заключенных в полит изоляторе

староста с.-р. Г. Качаровский.

26.9.22 года.

«Дни». – 21 ноября 1922 г. - №20. – стр. 1-2