ПАРТИЯ
ИСТОРИЯ
"В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!"
"В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!"

СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

автор Ловцов И.А.

Вопросы кооперации

2. О кооперативном законе

До дней Великой Февральской Революции Россия не имела кооперативного законодательства. Возникновение и жизнь отдельных кооперативов определялись нормальными уставами: потребительных обществ 13 мая 1897 г., кредитных и ссудосберегательных товариществ 14 сентября 1905 года, трудовых артелей "Положением 1-го июня 1902-го г. о трудовых артелях" и пр. Возникновение же и жизнь союзов этих кооперативов не определялись никаким положением о союзах или нормальными уставами: каждый раз, как организовывался какой-нибудь кооперативный союз необходимо было посылать на утверждение устав этого союза в подлежащее министерство, где об уставе каждого союза вопрос решался по-отдельности: один устав министерство утверждает, другой нет.
При таком правовом, вернее, бесправном положении кооперации оказывалось, что если потребительные общества, кредитн. т-ва так или иначе можно было организовывать, то существование кооперативных союзов зависело от случайностей, от усмотрения подлежащих министерств. В лучшем случае утверждение уставов этих союзов затягивалось, а в большинстве случаев уставы клались просто под сукно. Возьмем пример хотя бы с утверждением устава нашего союза потребительных обществ. Проект Устава был передан бывшему губернатору Гололобову для посылки в министерство на утверждение 24 декабря 1915-го года. Губернатор собрался его переслать в Петроград только 8-го февраля 1916-го года. И с той поры про наш устав вплоть до самой революции, в течение более года, было "ни слуха, ни духа"; только уже Временное революционное правительство утвердила устав в первые же дни революции.
Так печально обстояло дело в старой монархической России с утверждением уставов кооперативных союзов. Между тем без них кооперация представляла из себя пыль: она была во власти оптового капитала, не могла иметь инструкторские отделы, которыми она обогатилась только со времени появления в России независимых кооперативных союзов и пр.
Но и отдельные кооперативы, которые можно было более или менее легко организовывать на основании нормальных уставов, зависели от правительственных чиновников — губернаторов, инспекторов мелкого кредита и т. п. Они могли затягивать иногда на год и более с утверждением устава кооператива, всегда могли грубо вмешаться и вмешивались в его внутреннюю жизнь.
Такое бесправное положение русской кооперации поэтому побудило уже давно кооператоров добиваться введения в России кооперативного законодательства, по примеру Германии, Англии и др. культурных стран Европы.
Впервые русские кооператоры поставили во всей широте вопрос о необходимости кооперативного законодательства в России на первом же всероссийском кооперативном съезде 16-21 апреля 1908 г. в Москве. На этом съезде была избрана особая комиссия по кооперативному законодательству, которая на этом же съезде и представила первый проект русского кооперативного закона. Этот проект и лег в основу дальнейших работ по составлению окончательного проекта кооперативного закона, принятого уже на втором всероссийском кооперативном съезде в Киеве в 1913-м г.
Проект кооперативного закона был внесен в Государственную Думу, и 24-го марта 1916-го года был принят ею без изменения.
Чтобы проект закона стал законом необходимо было утверждение его еще и Государственным Советом. Однако в течение целого года, несмотря на тысячи ходатайств кооперативов о скорейшем рассмотрении закона Государственный Совет держал его под сукном. Доходили только сведения, что этот покойный могильщик всего того, что необходимо было для развития материальных и духовных сил России, в своих комиссиях работал над тем, как бы вытравить из закона его главное содержание. Вредную работу этого могильщика прекратила революция, которая уничтожила вместе с монархией и этого могильщика. В первые же дни революции, именно 24-го марта 1917-го года, Временное правительство утвердило проект кооперативного закона, принятый Государственной Думой.
Почему же старое царское правительство не давало русской кооперации закона, а держало под постоянным контролем, терпело ее только с своего разрешения? В кооперации правительство видело все усиливающуюся и захватывающую все большие большие массы народа ту силу, которая может стать гибельной, и действительно стала гибельной для существования царского строя в России и оно поэтому всеми силами противилось развитию кооперации: — кто будет врагом самому себе?
Теперь вкратце познакомимся с сущностью кооперативного закона. Прежде всего он является единым законом для всех видов кооперации потребительской, кредитной и производительной. Единство закона вытекает из установившегося взгляда большинства кооператоров на единство самой кооперации: во всех видах она преследует одну цель — организованную борьбу с частным капиталом собственников — посредническим и производительным капиталом. Царское правительство и его могильщики в Государственном Совете стояли наоборот за разъединение кооперации и поэтому готовились изменить проект кооперативного закона таким образом, чтобы он не был единым законом для всех видов кооперации.
Второй важной чертой кооперативного закона является то, что он совершенно отвергает вмешательство органов государственного управления во внутреннюю жизнь кооперации: все кооперативы, их союзы теперь могут возникать без всякого разрешения органов власти, они возникают "сами собой на уставах или договорах согласно духа кооперативного закона, или, как говорят, они возникают теперь явочным порядком.
Кооперативы только обязаны зарегистрироваться в местном окружном суде. Регистрация эта не является ограничением прав кооперации, а простою необходимостью для того, чтобы мы могли знать, "сколько у нас кооперативов, а также и для того, чтобы общий суд, блюдущий за исполнением всех законов государства, мог проверить, в согласии ли с кооперативным законом организуется кооператив.
Права кооперации кооперативным законом также расширены и узаконены. Раньше культурнопросветительной деятельностью, например, кооператив мог заниматься только с особого разрешения административной власти. Теперь же развитие культурно-просветительной деятельности является никем неотъемлемым правом кооператива. Расширены до бесконечности и права кооперативов по объединению их во всевозможные союзы и права последних на юридическую защиту интересов входящих в них кооперативов. Словом наш кооперативный закон дает столько прав кооперации, сколько не дает ни один из кооперативных законов других стран мира. Кажется в отношении улучшения правового положения кооперации нам больше нечего требовать.
Но хороший кооперативный закон ко многому нас обязывает в особенности теперь, когда мы живем при таком свободном политическом строе, какого не имеет также ни одно государство мира. Кооперация внутри общественного хозяйства является необходимым условием и будущего социалистического строя. Теперь кооперация является одной из форм общественного хозяйства, почему нынешнюю кооперацию мы и считаем шагом к социализму, поскольку кооперация создает и внутри капиталистического строя общественное хозяйство. Кооперация же в будущем социалистическом обществе и хозяйстве будет только основной формой организации труда.
Однако теперь кооперации пока придется продолжать старую работу: развивать деятельность потребительных обществ, кредитных т-в, трудовых сельско-хозяйственных артелей, кооперативных союзов, развивать до пределов полного уничтожения частной торговли, частного фабрично-заводского производства. Быть может, наша политическая революция, перейдя в социальную революцию, облегчит работу кооперации по обобществлению хозяйства, орудий и средств производства. Но и тогда общественное хозяйство примет кооперацию, как готовую форму организации труда на общественных началах. Нам нужно поэтому продолжать нашу работу над усовершенствованием кооперативных форм общественного хозяйства.

жур. "Народное Дело" (Красноярск) - № 2 - 11/06/1917